• Профиль
  • Живая лента
  • Моя подборка
  • Мои покупки
  • Мои результаты
  • История заказов
  • Мои публикации
  • Мои черновики
  • Опубликовать статью
  • Выйти
+7(495) 656-75-05

У нас в гостях: Любовь Григорьевна Савенкова

главный научный сотрудник Института художественного образования и культурологии Российской академии образования, доктор педагогических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования

 

Уважаемая Любовь Григорьевна! Спасибо, что согласились дать интервью. Расскажите, как Вы стали художником и почему связали жизнь с образованием?

Спасибо, что предоставили мне возможность немного поразмышлять о себе и о том, чем я в жизни занимаюсь.

Скорее всего, следует сказать, почему я не связала свою жизнь только с искусством, хотя и могла. Мои первые десять лет по окончании художественно-графического факультета педагогического института строились вокруг профессионального искусства — я преподавала на художественно-графическом факультете рисунок, живопись, гобелен, вступила в Союз художников, успешно участвовала на выставках. Но постоянно чувствовала, что это не совсем мое, да и трудно было создавать гобелен, понимая, что лучше, чем это делал Жан Жак Люрса (мой один из любимых художников по гобелену), я вряд ли смогу. И я решила попробовать себя в другом русле.

В 1979 г. поступила в аспирантуру Института художественного воспитания Академии педагогических наук к известному ученому Б.П. Юсову. Здесь я всерьез окунулась в исследовательскую деятельность, детское творчество и, надеюсь, сделала правильный выбор, хотя три года параллельно с учебой в аспирантуре продолжала преподавать живопись и рисунок в текстильном институте на кафедре декоративно-прикладного искусства. Да и трудно было не увлечься детским творчеством, когда твой учитель, я имею в виду Бориса Петровича Юсова, был одержим желанием изменить положение с преподаванием изобразительного искусства в школе.

Хочу сказать, что это ему удалось. Благодаря ему в школе появился предмет «Изобразительное искусство», а не «Рисование», а в начале 80-х гг. ХХ в., благодаря его стараниям, в учебном плане было разрешено 2 часа на изобразительное искусство. Министерство просвещения (так оно тогда называлось) утвердило этот учебный план. Но, к сожалению, другие ученые, также занимавшиеся в то время этим направлением, его не поддержали, и в школах Российской Федерации он просуществовал только два года. Кроме того, буквально с первых дней обучения в аспирантуре меня активно подключили к Всесоюзному широкомасштабному эксперименту по разработке новых программ по изобразительному искусству, которым руководил Б.П. Юсов. Это был хороший старт в большую настоящую науку.

Любовь Григорьевна! Вы постоянный автор журнала «Управление ДОУ», Ваши статьи пользуются вниманием читателей. Скажите, почему именно интеграция искусств стала основой всех Ваших научных исследований и практических разработок?

Как вы уже поняли, вначале моя научная деятельность была полностью связана только с изобразительным искусством и свою кандидатскую диссертацию я посвятила истории преподавания декоративно-прикладного искусства в советской школе. Но в 1987 г. Б.П. Юсов создал в Институте новую Лабораторию комплексного взаимодействия искусств, куда пригласил меня и других сотрудников, занимавшихся исследованием музыки, кино, театра, литературы, изобразительным искусством, хореографией. Все, кто стал работать в новом составе научного коллектива — Т.И. Сухова, Е.П. Кабкова, Ю.А. Тамм, Е.А. Ермолинская, Е.А. Захарова, Т.Г. Пеня и я — были готовы к таким переменам, поскольку тем или иным образом уже занимались каждый своим искусством более широко, и приняли это как данность сверху.

Конечно, я не хочу сказать, что идея интеграции до нашего исследования не изучалась. Это не так. Она существует издревле, поскольку взаимосвязь науки, искусства, социума (хотим мы этого или нет) происходит независимо от того, говорим мы об этом или нет. Начиная с Сократа и Платона, философы, ученые, писатели, художники, композиторы, музыканты, поэты всегда размышляли и писали о взаимосвязи всего и вся, искали связующие нити между разными видами искусства и областями знаний. Этому посвящены тысячи исследований в самых разных областях наук. Даже в нашем Институте художественного образования и культурологии (его современное название) это направление поднималось три раза в коллективных исследованиях ученых: 30-е гг., затем 70-е гг. ХХ в. (была даже лаборатория комплексного образования), но, к сожалению, предыдущие исследования не завершились и постепенно свелись к межпредметным связям, которые ближе к понятию «взаимное иллюстрирование» одного искусства другим.

Хочу с гордостью сказать, что нашему коллективу это удалось в большей мере, и исследования продолжаются по сей день. В основе исследований лаборатории, созданной Б.П. Юсовым, лежит, во-первых, экологический подход к обучению, т.е. опора на интересы и предпочтения детей — сохранение природы самого ребенка. Во-вторых, опора на региональный компонент, т.е. на то искусство, ту культуру, которая рядом (традиции, выдающиеся люди — художники, писатели, народные мастера, народное искусство, композиторы, певцы, исполнители, музеи, находящиеся и существующие в регионе).

И уже с позиций своего народа, своей культуры следует раскрывать взгляд на общечеловеческие ценности, мировое искусство, находя в них общее. В-третьих, полихудожественный подход в обучении искусству детей разного возраста — опора на разные виды искусства, художественной деятельности.

Но самое главное, что любой процесс образования, согласно теории интегрированного обучения, важно организовывать не по выстраиванию знаний, умений и навыков, а по направлениям развития ребенка, выделять в совместной деятельности воспитателей и педагогов линии развития на каждый возраст, которые в любом виде деятельности или занятии учитывали бы эти направления (не могу понять, почему слово «занятие» должно исчезнуть из оборота; каким бы словом мы его ни заменили — это все равно занятие, главное, чтобы оно соответствовало направлениям развития и воспитания).

Сейчас интегрированные исследования в институте вышли за рамки искусства, и мы продолжаем эти направления в русле гуманитаризации современного образования с позиций внедрения гуманитарных технологий в практику преподавания предметов естественно-научного цикла. Это оказалось очень увлекательно, сейчас в нашем активе более 40 образовательных организаций, которые включены в это исследование. Но я не оставила без внимания и изобразительное искусство. Воплощая мечты своего учителя, я со своими коллегами (Е.А. Ермолинская, Е.С. Медкова, Т.В. Селиванова, Н.Л. Селиванов) создали учебники нового направления — интегрированные по изобразительному искусству, где мы и попытались раскрыть преимущество интегрированного обучения. Эти учебники уже включены в Федеральный перечень.

Теперь несколько слов о полихудожественности: ей в вашем журнале посвятила специальную статью, поэтому здесь лишь уточню один момент. Внедрение разных видов искусства в процесс обучения и воспитания детей позволяет донести нужную полноценную информацию до любого ребенка. Это связано с тем, что каждый из нас, ребенок в большей степени, воспринимает ее по-разному: одному достаточно услышать и понять, другому нужно услышать и увидеть, третьему — ощупать, подержать в руках, четвертому — проделать несколько раз одно и то же действие, пятому — услышать эту информацию от другого ребенка с пояснениями, понятными обоим, и т.д. Поэтому, когда мы, например, осваиваем понятие «ритм», то в процессе деятельности с детьми (особенно младшего возраста) рассматриваем орнамент и находим там повторы рисунка, слушаем стихи и слышим ритм, прохлопываем его ладошками, протопываем ногами, находим его в песне, создаем ритмические композиции из разных предметов, т.е. полноценно изучаем понятие со всех сторон. Это позволяет донести представление о ритме до каждого участника. Следует также еще раз напомнить, что каждый ребенок с первых дней своей жизни способен улавливать и воспринимать окружающую действительность разными органами чувств, потому что природа наделила его зрением, слухом, чувствами, движением, мышлением. Именно эти психические способности в детских садах, а потом в школе мы должны развивать полноценно, не ограничивать возможности ребенка, а формировать его индивидуальность на возможно большем диапазоне действий.

Насколько востребованы научные идеи Бориса Петровича Юсова в рамках современного стандарта дошкольного образования?

Говоря о дошкольном образовании, процессе воспитания и развития ребенка, я бы вообще не стала употреблять слово «стандарт». Потому что, стандарт предполагает определенные рамки. Может быть, стоит найти другие слова, например, «необходимые требования» к обучению и воспитанию детей в ДОО, «базовые условия» и др., без учета или создания (освоения) которых данный процесс будет не полноценным. Но не ограничивать рамками, а, наоборот, выделить в них предполагаемые возможности расширения горизонта, купола познаний и видов деятельности в детском учреждении.

Что же касательно идей Бориса Петровича, на мой взгляд, именно они являют сегодня то зерно, о котором много говорится на больших конференциях специалистов в области дошкольного образования. Примером этому служит большая международная юбилейная конференция, посвященная проблемам дошкольного воспитания, проходившая в 2016 г. в МГУ (участником которой была и я). В центральном докладе А.Г. Асмолов как раз говорил о полноценности детства, природособразности воспитания ребенка. В данном случае это и есть идея интегрированного обучения, которое предполагает активное взаимодействие в процессе обучения детей всего коллектива воспитателей и педагогов по направлениям развития ребенка.

Хочу добавить, что именно идеи Б.П. Юсова лежат в концепции образовательной авторской программы «Сад детства», авторы которой — Л.Г. Савенкова и Л.В. Школяр, где все образовательные области раскрываются через культуру, разнообразие художественных форм и направлений работы с детьми. В таком учреждении каждый ребенок взращивается с любовью, как «самоценное явление», как растения в Ботаническом саду, поскольку дети все разные и, как и растения, требуют индивидуального подхода. Здесь познавательная функция искусства и культуры выступает условием полноценного обучения — это сфера творчества, познания и практической жизни детей. Познавательная функция искусства и науки тесно связана с психическими способностями человека, поскольку все знания, которые он получает об окружающей действительности, доходят до него через органы чувств, опираются на образы, возникающие благодаря слуху, зрению или осязанию. Одним, на мой взгляд, очень веским аргументом в пользу культуры в образовании и воспитании являются слова Г.С. Межуева: «культура это не природное явление, а результат человеческого труда, способ жизни человека в истории».

Вы много лет сотрудничали с детским садом и музеями по внедрению музейной педагогики. Расскажите об этом. Что интересного для широкого внедрения было сделано?

В детском саду № 867 Москвы (руководитель И.Б. Сенновская), одном из первых в России, мы внедряли в практику интегрированные, полихудожественные направления работы, впервые разрабатывали для дошкольников комплексные занятия (это конец 90-х гг. ХХ в. и начало 2000-х гг.), объединенные одной сквозной темой. Благодаря уникальному педагогу и воспитателю этого детского сада Наталье Вячеславовне Антиповой создавали для детей оригинальные сценарии проведения «художественных событий», путешествий в разные страны.

Бесценный исследовательский и практический опыт работы Ирины Борисовны по музейной педагогике (который она осуществляла под руководством замечательного ученого и человека Лии Владимировны Пантелеевой) заслуживает только похвалы. Это детское учреждение, где в одном из первых в Москве были созданы оригинальный музей, в котором размещалась сменная экспозиция путешествий по странам, и музей народного искусства, и специальная комната для восприятия музыки и изобразительного искусства, а также кабинет-мастерская для занятий изобразительным творчеством, театральный зал. Но все это нас вынудили закрыть в связи с реорганизацией учреждений дошкольного образования. Теперь вместо этого в детском саду только групповые помещения для детей, а мест для занятий искусством и эстетическим воспитанием не оказалось. Весь богатейший опыт истории в области эстетического воспитания в России с начала ХХ в. по настоящее время раскрыт в диссертации И.Б. Сенновской, маленькую историческую часть этого исследования мы также представляли на страницах журнала «Управление ДОУ».

Как пришла идея художественного события? В чем его суть?

Это, на первый взгляд, не­много странное словосочетание родилось у нас в результате практической работы с детьми младшего возраста после организации длительного путешествия (почти 2 мес.) в «сказочную страну Китай» в маленькой сельской школе с. Теряево Волоколамского р-на. В процессе такого «путешествия» вместе с детьми мы много читали, создавали всевозможные творческие работы, осваивали музыкальные инструменты, сочиняли свои иероглифы и переписывались с их помощью друг с другом, создавали танцы дракона, танцы с фонариками, придумывали истории, играли, изучали флору и фауну, ставили спектакли, осваивали традиционные церемонии, манеру общения, архитектуру, искусство Китая, писали картины как китайские художники, изготавливали больших сказочных животных из бумаги и др. Такое «путешествие» нужно было чем-то завершить — вот и придумали название «художественное событие». Сразу следует сказать, что это праздник, но праздник с «другим лицом» — особый вид образовательно-воспитательной деятельности, который проводится в аудитории детей, длительное время занимавшихся коллективным изучением и освоением чего-то общего для всех. Это и коллективное сотворчество и одновременное проживание чего-то главного. К художественному событию готовятся все: учителя, дети, родители. Многое делается самостоятельно в тайне от других, чтобы потом удивить. Я бы сказала, что это особая коллективная спланированная, срежиссированная (тоже коллективно) игра, в которой участвуют только те, кто вместе долго трудился и изучал. Здесь нет зрителей — все участники. Мы придумали и примерный план организации и проведения таких событий.

Традиционно, чтобы научить ребенка рисовать, мы даем ему образец деятельности и конечного результата, т.е. показываем, как рисовать и что получится по окончании «правильной» работы. Вы противник такого метода. Как научить технике рисования, не давая образца?

Да, я считаю (и не только я), что каждый ребенок видит мир по-своему, а мы ему даем образец. Зачем? Чтобы он стал, как все? Ведь если воспитатель во время прогулки подведет детей к елке, разрешит погладить ее, понюхать, рассмотреть веточки и иголочки, провести вокруг хоровод, а потом, уже в группе, попросить детей нарисовать елочку, все деревья будут разные, у каждого свое. В данном случае нужно только напомнить детям, что самое большое у елки — ствол, который внизу толстый, а вверху тонкий, и веточки растут со всех сторон, что внизу листа, на котором рисуют, нужно оставлять место для корней, а вверху — для неба. И если детям раньше не показывали образец, как сделать елку из треугольников, ни один ребенок даже и не подумает, что так можно ее изобразить.

И так во всем, дети должны на занятиях жить «живой жизнью», познавать ее и выражать в своем творчестве, создавать «копилку своих образов». При этом важно показывать всем, какая елка у кого получилась, устраивать выставку, создавать парк из елок на одном большом цветном листе бумаги, дополнив его фигурками авторов. И обязательно похвалить каждого за личный успех. Я также не понимаю, зачем детям 2—3 лет рисовать отдельно на листочках палочки, кружочки, точки — скучно, не интересно. Все это можно изобразить в большой работе (дети не боятся больших кистей и больших листов бумаги — дайте их им, нет бумаги, купите обои) при рисовании домика, цветка, дерева, человека и т.д. Кстати, мы сейчас с коллегами делаем программы по образовательным областям к нашей программе «Сад детства», которые скоро выйдут в свет. Вернусь немного к образцам. Конечно, иногда нужно дать детям образец изготовления чего-либо, какой-то конструкции, детали, но это не стоит делать на занятиях искусством, для этого есть другие, самые разные виды деятельности. А в области искусства все строится по законам творчества, оригинальности, индивидуальности.

На каждом занятии по изобразительной деятельности мы показываем детям произведения классического изобразительного искусства, скульптуры или народного творчества. Чаще всего это живопись передвижников или соцреализма и народные промыслы. Современное искусство мало используется в дошкольном образовании. Скажите, поймут ли дети произведения, например, авангарда или современного концептуального искусства. Нужно ли показывать инсталляции, компьютерную графику?

Не могу пока сказать что-то о компьютерной графике для дошкольников, но в начальной школе, как показывает опыт, не только можно, но и нужно осваивать простые графические программы, но они не должны стать самоцелью, т.е использовать по необходимости в создании проектов, оригинальных рисунков, проведении экспериментов с готовыми работами, в том числе художников. Такой опыт уже есть — в наших учебниках по изобразительному искусству (о которых я говорила выше) выделены специальные часы на компьютерный проект, и, на мой взгляд, получился очень удачный вариант.

А по поводу современного искусства могу сказать: я совершенно не согласна с позицией, что его рано демонстрировать детям. Наоборот, оно ближе им и понятнее, например, цветовые композиции В. Кандинского или искусство художников-импрессионистов. Недавно провела эксперимент со своими внуками (5 лет и 3 года) — дала им большие цветные альбомы по изобразительному искусству с картинами известных художников и попросила выбрать те, которые больше нравятся. Как вы думаете, что выбрали дети? Картины с изображением цветовых формальных композиций без конкретного изображения. В этих работах всегда чувствуется настроение и, видимо, детям это ближе и понятнее. Их первые рисунки красками были такими же. То же могу сказать и о музыке. Как раз в детском саду И.Б. Сенновской детям давали слушать музыкальные отрывки из программных произведений и классической непрограммной музыки. На наше удивление, непрограммные произведения детям нравились больше и слушали они их с большим вниманием. Это говорит о том, что их нужно знакомить и со «сложными» произведениями. Не нужно бояться разговаривать с детьми о сложных вещах, даже философских — беседы такого рода демонстрируют, что они понимают иногда сложные вещи на интуитивном уровне. А мы (взрослые) стараемся показать, что они еще маленькие. Детей интересуют вопросы жизни и смерти, откуда произошла земля, почему солнце далеко, а дает столько тепла. Что такое жизнь и смерть, что такое будущее и кто его будет строить, кто это люди будущего (по секрету скажу — это они, наши дети в детском саду — откройте им их будущее, они творцы нашей с вами жизни) или, например, что такое «жили-были»? Каждая сказка начинается с этих слов, и мы спрашиваем детей, как это «жили-были». Что значит «быть», что такое «время», что такое «пространство» (кто куда странствует: «про-стран-ствовать»). Что такое род-родня-родной? Как из точки появляется что-то, и почему у каждого ребенка из точки рождается свой образ? А камень живой?..

С детьми надо разговаривать на темы, на которые дома они вряд ли получат ответ. Родителям ведь некогда, они не интересуются мыслями детей, а только тем, что делали в детском саду, что кушали... А если не поговорим с ними мы, где дети найдут ответ? В лучшем случае нигде, в худшем от старших товарищей во дворе.

Вы автор востребованных учебников по изобразительному искусству для школы. Существует ли преемственность в программах между детским садом и школой, или это два параллельных мира?

Скажу, что, на мой взгляд, преемственности скорее всего нет, поскольку авторы программ для ДОО и учебников для школ совершенно разные. Школьные учебники пишут, в основном, художники, а для детских садов специалисты по дошкольному образованию, а не по изобразительному искусству.

В противном случае, в них не возникали бы такие задания, как «работа по образцу», «повтори мои движения», «рисование палочек и кружков» и др. О себе скажу, что в своей программе по изобразительному творчеству в рамках образовательной программы «Сад детства» я, конечно, к этому стремлюсь, поскольку являюсь автором учебников по изобразительному искусству для 1—7-х классов.

Ваши пожелания читателям журнала — руководителям детских садов.

Могу пожелать одного — стараться сделать жизнь детей в детском саду такой, как если бы во все группы ходили бы их родные и любимые дети и внуки. Чтобы воспитатели общались с детьми не как взрослые тети, а как друзья и помощники, с которыми бы они с удовольствием рассуждали о смысле жизни, счастье, любви, почему человек взял в руки кисть, почему он стал сочинять сказки, музыку, а во что превратилась бы наша жизнь без искусства (когда нет музыки, поэзии, картин, красивой архитектуры, сказок) — грустная была бы картина, не правда ли? Вот об этом нужно говорить с детьми и еще о многом, чтобы каждый ребенок спешил рассказать воспитателю о своем «новом открытии» и знал, что его поймут.

А вообще желаю и читателям, и руководителям сил и здоровья в их тяжелом труде.

Беседовала Е.В. Боякова

Спасибо!

Регистрация прошла успешно. Теперь вам доступны возможности личного кабинета

закрыть
Восстановление пароля
закрыть
Вы подтверждаете правильность введенных данных?
Вернуться к заполнению