• Профиль
  • Живая лента
  • Моя подборка
  • Мои покупки
  • Мои результаты
  • История заказов
  • Мои публикации
  • Мои черновики
  • Опубликовать статью
  • Выйти
Программа материала

Особенности восстановления глагольного словаря при различных видах афазии у больных с очаговыми поражениями головного мозга

Сводная информация
Рейтинг материала
Комментариев
Просмотров
Опубликовано
05.04.2020 в 23.33
       Мисерова М.А., логопед, Центр патологии речи и нейрореабилитации, отделение «Стационар на дому», г. Москва.
В условиях стационара на дому логопедам нередко приходится сталкиваться с комбинированными формами нарушений речевой функции, проявляющимися в грубой степени. В процессе восстановительного обучения практически с каждым больным необходимо проводить работу по преодолению глагольного дефицита  и аграмматизма фразы.
Рассмотрим специфику восстановления глагольного словаря в зависимости от формы афазии.         Мисерова М.А., логопед, Центр патологии речи и нейрореабилитации, отделение «Стационар на дому», г. Москва.
В условиях стационара на дому логопедам нередко приходится сталкиваться с комбинированными формами нарушений речевой функции, проявляющимися в грубой степени. В процессе восстановительного обучения практически с каждым больным необходимо проводить работу по преодолению глагольного дефицита  и аграмматизма фразы.
Рассмотрим специфику восстановления глагольного словаря в зависимости от формы афазии.
Ниже приведен пример динамики восстановления глагольного словаря у больного с грубой степенью эфферентной моторной афазии.

    Больной Б., 53 года, поступил в 2004 году в ЦПРиН в отделение «Стационар на дому» (занятие проводила логопед Мисерова М.А.). При поступлении  был поставлен диагноз эфферентная моторная афазия, артикуляционная апраксия. Отмечалась средняя речевая активность, спонтанная речь была бедной, состояла из отдельных упроченных слов. Была выражена недостаточность глагольного словаря (например, ответ на вопрос «Что Вы делали утром?» - «Эта, кино»). Были доступны элементы порядкового счета и перечисления нескольких месяцев с подсказкой 1-го слог (ян)варь, … .
    Повторение отдельных звуков было доступно, при попытках повторить слоги возникали трудности переключения. Участие больного в диалоге было незначительным, он активно использовал невербальные средства общения.

    Было возможно называние отдельных предметов обихода, при этом встречались искажения слов и трудности переключения (чашка -> тя, тя, чашка, стол -> стол, банан -> ушка, ушка, (ба)банан – с подсказкой логопедом 1-го слога).
    Называние действий было невозможно. Фразовая речь была практически недоступна.
    Имело место ограничение понимания речи, особенно более сложных логико-грамматических конструкций. Выявлялся некоторый дефицит малочастотной лексики, возможно, вследствие трудности переключения слухового внимания.
    Выявлялись грубые нарушения чтения и письма, за исключением глобального чтения.
    В процессе логопедических занятий больному предлагалось выполнить двигательные инструкции («Посмотрите на меня», «Посмотрите в окно», «Поправьте рубашку», «Причешитесь», «Возьмите…», «Покажите…», «Положите…» ).
    В то же время логопед комментировал действия больного: «Вы посмотрели», «Вы взяли…». К 4-5 занятию выполнение этого задания перестало вызывать у больного затруднения, однако увеличение латентного периода сохранилось.

    На следующих занятиях логопед стал совершать определенные действия, называть их и просить больного повторить эти слова: «Я встала. Что я сделала? – Делала, это, тала». «Теперь я сижу. Что я делаю? – Сижу». «Я буду спать. Что я делаю? – Пать».
    Больному предлагалось также заканчивать фразы с жестким контекстом с пропущенным глаголом (Тише едешь – дальше… будешь, Любишь кататься – люби и саночки… возить, Раз, два, три, четыре, пять – вышел зайчик… погулять).
    Таким образом, за время занятий с логопедом у больного расширился пассивный глагольный словарь, стало возможным отраженное проговаривание и повторение частотных слов-действий. В спонтанной речи увеличилось количество употребляемых глаголов. «Что Вы делали утром? – Кашу есть».

Рассмотрим пример динамики восстановления глагольного словаря у больной с сенсорной афазией.
    
    Больная С., 70 лет, поступила в 2009 году в ЦПРиН в отделение «Стационар на дому» (занятие проводила логопед Мисерова М.А.). При поступлении был поставлен диагноз сенсорная афазия и акустико-мнестическая афазия, элементы моторной афферентной афазии. Выявлялось крайняя недостаточность понимания речи, грубое отчуждение смысла слова, нарушение фонематического слуха. Спонтанная речь была изменена по типу «словесного салата».

    Начиная с первого занятия логопед предлагал больной выполнить простые инструкции («Возьмите…», «Поправьте…», «Причешите…», «Положите…», «Поднимите…», «Опустите…»). Сначала это было возможно только сопряжено с логопедом, на третьем занятии получилось самостоятельно.
    По мере улучшения качества чтения и понимания прочитанного больная стала раскладывать подписи к сюжетным картинкам, списывать их  и отвечать на вопросы (Зина моет полы. Кто моет полы? – «Зина». Что делает Зина? – «Моет полы»).
    Занятия с пациенткой продолжаются.
    
        Таким образом, при определенных формах афазии способы и методы восстановления глагольного словаря различаются. Применение разнообразных методик в зависимости от типа афазии, как показывает практика, приводит к положительной динамике у больных.

Комментарии пользователей

Комментарии для сайта Cackle
Спасибо!

Регистрация прошла успешно. Теперь вам доступны возможности личного кабинета

закрыть
Восстановление пароля
закрыть